Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами)

Установленный для российской полевой артиллерии боевой набор (припас) выстрелов по определенной норме на орудие разделялся на «возимый запас» батарей и подвижных артиллерийских парков, помещавшийся для перевозки в их зарядных ящиках, и припас «местных парков», помещавшийся в особенных парковых укупорочных ящиках для перевозки на повозках, автомобилях и по стальной дороге.

Возимый припас Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) находился в конкретном распоряжении и ближнем наблюдении за его состоянием собственного же строевого начальства. Местные парки находились в распоряжении ГАУ и хранились в артиллерийских складах под наиблежайшим наблюдением начальства складов. Местные парки во время войны должны были подаваться по стальным дорогам (либо другим путям сообщения) на театр Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) военных действий в назначенные пункты (тыловые, фронтовые и армейские склады боеприпасов), откуда нужные для питания батарей выстрелы подвозились в зарядных ящиках артиллерийских (подвижных) парков.

Все суждения мирного времени о порядке мобилизации, предназначении и отправке местных парков на фронт были совсем нарушены с первых же дней войны. Взамен мобилизационного расписания местных Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) парков не было создано никакого, хотя бы приблизительного плана. ГАУ предложено было удовлетворять в критическом порядке очередными готовыми местными парками требования основных начальников снабжений (начальников артиллерийских снабжений) всех фронтов и отдельных армий, отправляя местные парки в назначенные ими пункты.

С началом войны на ГАУ со всех боков посыпались массовые, никем Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) не регулируемые требования, которые оно не успевало и не могло удовлетворять за неимением свободных от предназначения парков. При создавшихся критериях никакой планомерности в работе ГАУ не могло быть. Готовые местные парки практически расхватывались наскоро и кидались на тот фронт либо в ту армию, откуда шли более напористые требования Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами). Схожая подача парков, без за ранее продуманного плана и соглашения с ГУГШ (с управлением военных сообщений ГУГШ), привела к суровым недостаткам [62] в снабжении действующей армии боеприпасами в 1-ый период войны (1914—1915 гг.).

Более тщательно о подаче местных парков в действующую армию, о мобилизационных расчетах их подачи и пр. будет сказано Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) ниже, в главе IV. Тут остановимся на иллюстрации того кавардака, какой был в деле отправки парков на фронт, также на тыловой организации питания боеприпасами, ограничиваясь подачей их в тыловые фронтовые и армейские склады. О порядке питания боеприпасами батарей и пополнения войсковых боевых комплектов будет сказано в III томе труда, часть Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) 5-ая «Тактика и стрельба артиллерии».

В отношении снабжения войск боевыми запасами замечались на театре военных действий последующие недостатки.

При отправке на театр военных действий на Юго-Западный фронт местные парки часто получали приказание по прибытии на место поступить в распоряжение генерала Забелина (головного начальника снабжений фронта).

Практически по прибытии Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) на место, в Здолбуново, Казатин, генерала Забелина парк не находил и телеграфировал ему по месту нахождения. В это время выходила телеграмма за подписью заведующего снабжением одной из действующих армий с требованием снарядов, а рядом телеграмма генерал-лейтенанта Голицына{432} с приказанием никому не отпускать снарядов без его распоряжения. Начальник Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) парка недоумевал, как ему поступить. В итоге отправка снарядов задерживалась, и часто снаряды напрасно катались по стальной дороге.

Так, 14 (27) сентября 1914 г. 15-й тяжкий местный парк прибыл на станцию Здолбуново. Была получена телеграмма от генерала Фельдта{433} с требованием выслать во Львов два вагона снарядов. Исполнив требование и отправив об Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) этом донесение генералу Голицыну, командир парка получил от последнего приказание о возвращении посланных 2-ух вагонов, а через некое время от него же пришла телеграмма об отправке по тому же направлению 2-ух вагонов. Ввиду того что возвращаемые два вагона еще не прибыли, во избежание задержки были отосланы новые два вагона в том Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) же направлении.

Около 1 сентября 18-й мортирный местный парк прибыл из Кременчуга в Здолбуново. Ехал большой скоростью. Оси вагонов горели. По прибытии на станцию командир парка донес генералу Голицыну, простоял около 2-ух дней, получил приказание вернуться в Казатин 3 сентября, в тот же денек получил распоряжение ехать во Львов Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) через Здолбуново; в итоге парк дважды проехал расстояние от Казатина до Здолбунова.

Командиры парков должны были управляться аннотацией, которая практически не производилась, потому что заключала внутри себя ряд требований, не отвечающих заданиям войны. [63]

К примеру, парк по прибытии на место, согласно аннотации, был должен выгрузить ящики со снарядами. Если б это производилось Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) и ящики со снарядами выгружались по прибытии в Казатин, Здолбуново и т. д., то отправка снарядов по первому требованию могла бы быть произведена только через некоторое количество дней. По прибытии к армии парк был должен передать свои снаряды армейскому парку{434}, забрать пустые ящики с гильзами и Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) ворачиваться в место сформирования. Практически парк часто прибывал на место, где никакого армейского парка не было, выдавал снаряды прямо в войска и получал пустые ящики.

Повидимому, не во всех армиях были на этот счет определенные указания; потому наблюдалось, в особенности на станциях галицийских стальных дорог, огромное скопление ящиков с гильзами, у каких Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) не было владельца. А именно, к примеру, на станции около Львова груды ящиков и гильз лежали без всякой охраны.

В то же время на центральных складах (в глубочайшем тылу) нехватало ящиков для патронов.

Во Львове приходилось встречать командиров местных парков, которым были поручены задачки, не относящиеся к боевому снабжению Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами), по сбору и сортировке отбитого у австрийцев орудия и амуниции.

Подчинение военных округов пограничного места основным начальникам снабжений армий фронта отозвалось неблагоприятно и на своевременности подачи местных парков на фронты. Эти начальники сочли себя полными хозяевами всего того, что хранилось в складах на местности этих округов; а Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) меж тем в составе этого имущества было такое, которое совсем не принадлежало к припасам обслуживаемых ими армий, но составляло общие припасы ГАУ. К числу таких предметов должны быть отнесены припасы частей пушечных патронов, которые к началу войны еще не были перевезены в те пункты, где им надлежало бы Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) быть по организации 1910 г., вследствие отсутствия готовых помещений. Потребовалось вмешательство штаба главковерха, чтоб уверить начальника артиллерийских снабжений Северо-Западного фронта в том, что патроны, снаряжаемые в артиллерийском складе в Двинске, не составляют принадлежности фронта и не могут расходоваться и отпускаться без распоряжения ГАУ. Подобные же недоразумения происходили и в Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) районе 6-й армии, где начальник артиллерии в один прекрасный момент даже овладел чужими орудиями, состоящими на учете ГАУ в петроградском артиллерийском складе.

ГАУ не могло вовремя вывезти из складов Виленского окрестность, перешедшего в подчинение Западного фронта, существенное количество дистанционных трубок, в каких ощущалась одно время последняя нужда в других пт Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) при снаряжении местных парков. [64]

Представлявшееся сначала войны полностью обычным самостоятельное предъявление требований к ГАУ со стороны 5 основных начальников снабжений (2-ух фронтов и 3-х отдельных армий), скоро было признано нецелесообразным и недопустимым. Штаб главковерха сделал распоряжение, чтоб ни один парк не посылался в армию по другому, как по его конкретному распоряжению Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) и предназначению.

После того дело снабжения армий боеприпасами несколько стало лучше, но все таки оно продолжало мучиться большими недостатками в течение 1914—1915 гг. ввиду отсутствия в ставке главковерха компетентного органа, который бы ведал вопросами боевого питания армии. Вся эта важная часть была, как некий несущественный придаток, приклеена к Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) управлению дежурного генерала, к которому с огромными затруднениями удалось прикомандировать 1-го знающего и способного капитана из ГАУ, который скоро завладел делом, но, естественно, значительно оказывать влияние на него не мог.

В то же время со стороны высшего командования наблюдалось рвение удовлетворять в равной степени требования всех частей фронтов, независимо от возложенных на Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) их задач и других критерий. Будто бы руководствовались одним правилом: распределять боевые запасы может быть умеренно по всем направлениям и армиям, и потом считать их неотъемлемой собственностью получивших. И естественно, сложнее позже отбирать уже данное, чем вовремя попридержать в центральном пт, в тылу, побольше припаса, чтоб позже Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) двинуть его вправду нуждающимся.

Вообщем достойно удивления, как плодотворнейшая мысль «резервов», настолько тривиально обычная и постоянно во всем объеме используемая в военном деле, оказалась так безжалостно игнорированной в настолько принципиальном деле, как боевое снабжение, где даже зачаточные ростки этой идеи — в виде предположенного зачисления 56 парков за военным министром{435} — были сразу Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) оборваны, как начались суровые бои на фронтах. И только после сформирования управления полевого генерал-инспектора артиллерии при ставке этот вопрос об образовании резервов снабжения был поставлен на верный путь.

По утвержденному военным министром 5 марта 1911 г. расписанию, половина из 112 легких местных парков должна была составить резерв ГАУ. К 26 августа 1914 г. оставалось Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) в распоряжении ГАУ только 35 легких местных парков. ГАУ было предложено остаток этот направлять равномерно в действующую армию по требованиям основных начальников снабжений фронтов и армий. При всем этом штаб главковерха упрямо не вожделел считать этот остаток парков своим резервом, повидимому, в то время не придавая еще подабающего значения делу Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) снабжения боеприпасами, уверенный в том, [65] что припасов ГАУ хватит, и не хотя отвлекаться в собственной оперативной работе вопросами боевого снабжения. Штаб главковерха скоро после начала войны принял на себя только дачу указаний ГАУ, на какие фронты высылать готовые местные парки; но при всем этом штаб управлялся не Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) соображениями оперативного нрава, а распределял парки либо поровну меж фронтами, либо пропорционально количеству артиллерии, находящейся на том либо ином фронте.

Подробных сведений о порядке боепитания, принятом на фронтах и в отдельных армиях, не имеется. Каждый фронт и отдельная армия, за отсутствием определенных указаний в положении о полевом управлении, импровизировали свою систему Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) боепитания.

В июле 1915 г., судя по отчету генинспарта об артиллерийском снабжении Юго-Западного фронта, на этом фронте установился последующий порядок питания боеприпасами.

Боеприпасы на Юго-Западный фронт подавались местными парками по указанию штаба главковерха.

Ввиду очень ограниченного количества подаваемых местных парков главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта взял всецело Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) в свои руки управление снабжением боеприпасами.

Он указывал, какой армии, когда и сколько дать. Это облегчало задачку начальника артиллерийского снабжения, который часто не мог удовлетворить лишних требований командующих армиями об отпуске боеприпасов.

Местные парки, назначаемые главнокомандующим для армий, отчаливали в тыл армий, в пункты, указываемые командующими армиями.

Часть Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) местных парков оставалась в распоряжении главнокомандующего в виде запасной группы и сосредоточивалась в такие жд узлы, из которых была вероятна стремительная передача боеприпасов той либо другой армии. Местные парки содержались в совсем оснащенном виде, погруженными в вагоны в готовности к отправлению.

Подача боеприпасов из тылового района (из запасной Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) группы) для пополнения израсходованных в армиях выполнялась по требованиям из армий, с разрешения главнокомандующего.

Ни в июле 1915 г., ни ранее, сначала войны, когда боевых запасов было довольно, местные парки, повидимому, не распределялись по армиям в согласовании с поставленными им боевыми задачками, а давались армиям либо поровну, либо пропорционально состоящему в их числу Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) пушек, либо сколько добивались сами армии.

Местные парки, переданные армиям, оставались в ведении командующих армиями, и только с их разрешения отпускались боеприпасы в корпуса; ранее, когда боеприпасов хватало, местные парки частью отдавались корпусам, сообразуясь с выполняемой ими задачей, частью оставались в армейском тылу, составляя резерв боеприпасов армии. [66]

В тылу Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) каждой армии местные парки размещались погруженными в вагоны в узлах стальных дорог (резерв армии) и на жд станциях, ближайших к корпусам.

Потом предстоящая подача боеприпасов из передовых местных парков в войска выполнялась по правилам «Наставления для деяния полевой артиллерии в бою», изд. 1912 г. (см. четвертую часть, том Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) III). При значимом удалении от войск жд станций, на которой размещался передовой местный парк, подвоз боеприпасов совершался по грунтовым дорогам особенными транспортами до какого-либо промежного пт, а от него уже средствами подвижных парков и потом войск. Так, к примеру, в 8-й армии от Луцка боевые запасы подвозились Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) транспортом (имеющим 900 повозок) 55 верст по грунтовой дороге до Горохова, где перегружались в зарядные ящики подвижных парков и доставлялись к войскам, до которых от Горохова около 35 верст.

Организация снабжения боеприпасами, принятая в армиях Юго-Западного фронта, не вызывала приреканий со стороны войск. Войска, за редчайшими исключениями, получали боеприпасы вовремя, хотя имели их вообщем Организация тыла армий в отношении снабжения артиллерии боевыми припасами (выстрелами) не много.

Большая нужда в боеприпасах сказалась в 9-й армии при пришествии к Кракову, когда все тыловые ее учреждения очень отстали от армии. Приводили случай, когда после дневного боя у Козювки в одной из горных батарей осталось всего только 60 патронов, но на другой денек патроны были подвезены.


organizaciya-vipolneniya-i-zashiti-kursovoj-raboti.html
stat.txt
organizaciya-raboti-ovoshnogo-ceha.html